Три четверти



Автор: shre
Статус: завершен
Размер: виньетка
Жанр: гет, романтика
Дисклеймер: все персонажи принадлежат студиям NetherRealm и Warner Bros. Entertainment Inc.
Саммари: два разных персонажа, два пути, но - одно желание может сделать их куда ближе друг другу, нежели ранее..

Человек состоит из воды примерно на три четверти. Джейд, кажется, на те же три четверти состоит из камня - холодного темного базальта, мало похожего на камень, обозначенный её именем. Если бы всё было так просто, заостренный край шеста не упирался бы в висок, подчиняясь жажде своей хозяйке - ломать кости, рвать сосуды, вонзаться в мозг.

Воды здесь и без того достаточно: даже обувь на толстой подметке не спасает от сырости подвальных помещений, в которых они почти вынужденно проводят всё время. Дорога наверх заказана, когда ты - представитель враждебной расы, якшающийся с отступниками. Вернее, в его случае, скорее с отступницами.

- Ещё раз распустишь руки - протянешь ноги, - стоит ей только испугаться, старая история повторяется. В её понимании всё, что предполагает касание к обнаженной коже, является смертным грехом.

- Как скажешь, - ладонь скользит выше, противореча вербальной покорности. Он не из тех, кто согласен соглашаться на условия базальтовой девочки. Пусть даже край шеста - металлический, заостренный, жаждущий отделить от его мозга долю примерно в три четверти даже сильнее своей хозяйки, по-прежнему упирается в тонкую височную кость.

- Не трогай мою грудь, - морщится, он почти видит, как она морщится. Но виска больше не касается холодная кровожадная сталь, а её больше не трясет от лихорадочного страха. Раньше к Джейд не подходили со спины те, кто не желал ей вреда.

- Зачем мне трогать твою грудь, когда можно коснуться сердца, - она воспринимает всё почти буквально - прекрасно, что почти. Иначе бы Джейд расценила это, как желание её выпотрошить.

А пальцы и правда минуют то, что она ошибочно посчитала единственным объектом его интереса, и задерживаются почти по самому центру - чуть левее грудной кости. Держится молодцом, не выдает себя, - пульс, если и ускорился, то совсем незначительно. Никто и не поймет, что ей снова страшно. Иначе, не так, как в начале, когда он подошел со спины, когда он казался врагом.

Человек состоит из сожалений и страхов примерно на три четверти. Кунг Лао, кажется, на те же три четверти состоит из уверенности в том, что мир не пошатнется, если отказаться от всего этого прямо сейчас. Если бы всё было так просто, он сам не сожалел бы о том, что сказал минуту назад.

Резкий поворот - не настолько, чтобы разорвать тактильный контакт, но всё-таки ощутимо бьющий по самолюбию. Он не привык к женщинам, требующим покорности от мужчин: Восток просто так из головы не выбросить. Кунг Лао не любит смотреть ей в глаза, находя это слишком сложным для себя и слишком страшным для неё.

- Мы все здесь сдохнем, - спокойно, будто рассказывает о вчерашнем чаепитии у лучшей подружки, начинает она. - Рано или поздно мы все подохнем, как собаки.

- Если вдруг ты и права, обещаю тебя опередить, - если бы рука не лежала теперь на её спине, он бы обязательно приложил её к своей груди. Раньше Кунг Лао осторожнее относился к клятвам, раньше он и помыслить не мог о том, что будет шутить подобными вещами.

Джейд морщится от нового прикосновения - на этот раз к волосам. И правильно, что не к собственной груди: лучше не давать опрометчивых клятв, чтобы не винить себя всю оставшуюся жизнь, если не хватит воли. Она же, напротив, клятв не требует - прекрасно знает, что человек способен на подвиг. Любой, не только этот. Всё от того, что их жизнь слишком короткая, и вся её цель сводится в стремлении к одному-единственному подвигу.

- Не будем о грустном, - вздрагивает всем телом, встряхивая остатки странного чувства. Джейд могла поклясться, что только что его прикосновение - дружеское только на три четверти, было для неё чем-то невероятно важным. - Лучше начнем сейчас, нужно поддерживать форму.

- У тебя странные представления о веселье, - отступает назад и снимает свою чудовищную - во всех смыслах, шляпу, отвешивая чуть насмешливый поклон. Джейд поражает та простота, с которой Кунг Лао способен подставиться под удар. - Но, желание дамы - закон.

Кровожадная и беспощадная, сталь проносится над самым ухом: ещё бы чуть-чуть, и галантность сыграла бы с его правой мочкой злую шутку. Времени на разговоры больше нет - просто потому, что у него его и не было никогда, а она повторяла все существующие в мире слова уже тысячи раз.

Их отношения - дружеские только на три четверти, давно не дают Джейд сражаться в полную силу, а Кунг Лао тратить время на сон. Кровь хлещет из разбитого носа, и ярко-зеленая, рассеченная надвое, ткань маски стремительно обращается в багрово-коричневую тряпку.

- Прости, - она ненавидит жалость, как ненавидит тех, кто не способен драться до самого конца. Но он извиняется всегда, а она всегда прощает. Так повелось, что последняя, четвертая четверть - та, что прячется за грудной клеткой чуть левее центра, хочет слышать это "прости", несмотря на протест тех трех, сделанных из базальта.

- И ты прости, - она срывает остатки маски и бросает на пол, не замечая, что стоит уже по щиколотку в мутной воде. Опережая нелепое "за что?", она легко целует его в подбородок, оставляя кровавый след на светлой коже. - Давно хотела избавиться от этой дряни.

Пульс стучит в висках, а лицо краснеет - она почти благодарна Кунг Лао за разбитое лицо. Смущение проще всего спрятать в крови. Такие жесты не требуют извинения вовсе, поэтому он совершенно точно уверен, что не станет извиняться за новый поцелуй, - ответный, не дружеский даже на жалкую четверть.

Кунг Лао совершенно точно знает, что четвертая, решающая четверть, легко расставит всё по местам, когда она начнет захлебываться собственной кровью, лишенная возможности дышать. Джейд же может думать только о противном лязге металла, встретившегося с каменным полом - шест, с которым она не расставалась уже несколько тысячелетий, не в состоянии простить предательство.

© shre

© Mortal Kombat Universe