Артур

– Он пришел! Пророчество сбылось!

Эта весть застала рыцарей Круглого стола в самом конце их совета. Двенадцать смелых воинов во главе со своим королем замерли, встав из-за стола. Гавейн, Ланселот, Персиваль, другие рыцари, как и сам Артур, смотрели на придворного волшебника Мерлина. Чародей вбежал в Зал Совета, борода его была растрепана, одна из остроконечных голубых туфель была потеряна где-то в коридорах Камелота.

– Пророчество! Она оказалась права! Мой король, я не справился. Простите меня…

Мерлин пал на колени. Его остроконечный колпак слетел с лысеющей головы и отлетел в сторону. Рыцари Артура смотрели на Мерлина не скрывая отвращения. Волшебник никогда не пользовался популярностью у жителей Камелота, и такое унизительное поведение тем более не делало ему чести.
Обратив свой взор на рыцарей, Артур молвил:

– Оставьте нас, братья.

Когда верные воины Артура покинули зал, король промолвил:

– Встань, Мерлин. Не престало человеку, воспитавшему меня, падать предо мной на колени. О каком пророчестве ты говоришь?

– Моргана, – выдохнул волшебник, – она была права. Мордред… Он жив, и он объявился в Британии.

– Ты говорил, что она ведьма. Что пророчества ведьм легко разрушить. Нужно всего лишь устранить «основное действующее лицо». Мы так и сделали. Так было написано в той книге Шпренгера и Крамера. Моя сестра…

Мерлин вздрогнул:

– Милорд не вправе осуждать меня. Все что я делал было только во благо королевства и его величества.

– Моего величества? – Артур подошел к огромным книжным полкам, которые протягивались вдоль стен. Выбрав один фолиант, он взял его в руки и развернул. Было видно, что этот разворот пользовался у короля популярностью. – Послушай, что уже пишут про меня летописцы.

«Между тем повелел король Артур привезти к нему всех младенцев, рожденных в первый день мая знатными дамами от знатных лордов; ибо Мерлин открыл королю Артуру, что тот, кто погубит его и все его земли, родился на свет в первый день мая. Потому и повелел он, чтобы прислали ему их всех под страхом смерти, и многие сыновья лордов и рыцарей были отправлены к королю. Посадили их всех на корабль и пустили по морю, а иные были четырех недель от роду, иные же и того моложе. И по воле случая пригнало корабль тот к берегу, где стоял замок, и разбило, и все при этом погибли…»

– Прошу вас, милорд. Достаточно! – волшебник снова пал на колени.

– А теперь ты говоришь мне, что он вернулся. Что все это было зря.

– О, мой король. Да, Мордред жив. И он в Британии. Но он явился не один. Он собрал армию «недобитков» и заручился поддержкой страшных, не виданных доселе сил.
– Армия «недобитков»? – Артур нахмурился. – Кто это?

– О, милорд. Это были потерянные люди, и ни один лорд никогда бы не взял в свою армию таких воинов. «Недобитки» достойны жалости, хотя могут быть столь же опасны. Почти все они люди простого звания, никогда и на милю не удалявшиеся от родного дома, пока лорд не повел их на войну. Они маршируют под его знаменами в худой одежонке и обуви, вооруженные порой серпами, мотыгами или палицами – привязал камень ремешками к дубине, вот тебе и оружие. Братья идут рядом с братьями, сыновья – с отцами, друзья – с приятелями. Наслушавшись песен и сказок, они мечтают о чудесах, которые увидят, о славе и о богатстве. Война представляется им самым замечательным приключением, которое им довелось испытать на своем веку. А потом они вступают в бой. Одним довольно одной битвы, чтобы сломаться, другие держатся годами, потеряв этим битвам счет, – но даже тот, кто пережил сто сражений, может дрогнуть в сто первом. Брат видит смерть брата, отцы теряют своих сыновей, друзья на глазах у друзей зажимают руками вспоротые животы. Возглавлявший их лорд падает, другой лорд кричит, что отныне они переходят к нему. Кто-то вдобавок к плохо залеченной ране получает еще одну. Они никогда не едят досыта, сапоги у них разваливаются после долгого перехода, одежда изорвалась и сопрела, половина из них от плохой воды гадит прямо в штаны. Новые сапоги, теплый плащ, ржавый полушлем снимают с убитых, а потом начинают грабить живых, таких же бедняков, на чьих землях идет война. Режут овец, забирают кур, а от таких дел до увода дочерей всего один шаг. Однажды такой вояка оглядывается по сторонам и видит, что его друзей и родных больше нет, и он воюет среди чужих, под знаменем, плохо ему знакомым. Он не знает, где он и как попасть обратно домой, а лорд, за которого он сражается, не знает его по имени, однако приказывает ему стоять насмерть со своим копьем, серпом или мотыгой. Потом на него обрушиваются рыцари с закрытыми сталью лицами, и гром их атаки заполняет собой весь мир... Тогда человек ломается. Он бежит или уползает с поля, скользя между мертвыми телами, он скрывается и ищет убежища. О доме он уже и думать забыл, а короли, лорды и боги значат для него меньше, чем кусок тухлого мяса или бурдюк с кислым вином, которые помогут ему протянуть еще день и заглушить страх. Так он и живет, «недобиток», – со дня на день, от одного куска до другого, как зверь, а не как человек. С помощью неведомой силы Мордред смог убедить их примкнуть к нему.

Артур задумался. Он был уверен в силе и доблести своих рыцарей, но армия противника, собранная из подобных людей, заставляла что-то в глубине души короля трепетать. Такого он не помнил за собой никогда.

– Где он сейчас?

– В пяти лигах севернее Камелота. Все выглядит так, что он ждет встречи с вами.

Артур открыл оружейный шкаф и взял из него отделанные серебром бирюзово-желтые ножны, в которых был вложен меч, с величием которого не мог сравниться ни один из ныне существующих мечей. Экскалибур. Символ власти Артура. И гарантия его неуязвимости: все знали, что пока ножны этого меча с ним, убить Артура невозможно.
– Что ж. Если он хочет видеть меня – он меня увидит. Отправляемся.

Дорога заняла не более получаса и прошла без происшествий. С Артуром, кроме Мерлина, на встречу с Мордредом отправился Кей – молочный брат Артура и его сенешаль, и Бедивер – последний рыцарь, оставшийся в живых после битвы при Каммлане. Все они были преданы королю и не раздумывая бы отдали за него жизнь.
Шатер Мордреда стоял в авангарде многочисленной армии бунтаря. Сам Мордред ждал Арутра у шатра. Он был облачён в чёрные и розовые цвета: чёрные сапоги, чёрный пояс с ножнами, чёрный кожаный камзол поверх розового бархатного дублета, в прорезях которого виднелся тёмно-красный атлас. В его правом ухе блестел гранат в форме капли крови. Однако несмотря на всё великолепие наряда он был некрасив: ширококостный,с покатыми плечами, с той рыхлостью, которая с годами грозила превратиться в полноту. Кожа его была розовой и прыщавой, нос – широким, рот – маленьким, а волосы – длинными, тёмными и ломкими. Несмотря на толстые мясистые губы, самыми заметными в его внешности были глаза: маленькие, близко посаженные, необычно блеклые, призрачно-серые – так порой называют этот оттенок, но на самом деле – абсолютно бесцветные, как два осколка мутного льда.

Справа от Мордреда стояла женщина. Она была старше, чем казалось с первого взгляда, – лет сорока, невысокая, кривоногая, круглолицая и курносая. Рыжие вихры торчали во все стороны. Она могла показаться толстой, но виной тому были многочисленные одежды из шерсти, кожи и меха. Моргана. Единокровная сестра короля Артура. Его родная кровь. Его любовь. Его грех.

По левую руку от Мордреда стоял мужчина, чей возраст невозможно было определить с первого взгляда. Он был одет в странный халат, расшитый золотыми змеями или драконами. Смуглая кожа, раскосые глаза, аккуратная бородка и длинные цвета вороньего крыла волосы в здешних краях делали его похожим на шута. Мужчина немигающим взглядом смотрел на Артура.

– Ну здравствуй, Артур. – Мордред картинно раскланялся. – Или теперь могу обращаться к тебе по-другому. Здравствуй, отец.

«Отец! Не может быть! Моргана, как такое могло произойти? Мы их искали, мы истребили почти всех, но я не мог подумать, что он всегда был рядом…»

– Свою мать я не буду тебе представлять, думаю, что вы знакомы. – Мордред явно наслаждался ситуацией. – Хочу познакомить тебя с Шень Цунем. Этот мудрец явился в наши края издалека и поведал мне об удивительных краях и безграничных возможностях. Шень, расскажи ему сам.
Шень Цунь поклонился:



– Приветствую тебя, о Артур. Я явился из мира, который некоторые у вас на Земле называют Внешним. Я помог этому славному юноше собрать небольшую армию и явиться к тебе, чтобы уведомить о начале Турнира.

«Не может быть! Турнир! Пророчество Морганы! Ей тогда было десять лет, когда однажды, за трапезой, ее глаза вдруг зажгись зеленым огнем, и она заговорила странным, скрипучим голосом. Голос вещал, что Земля потерпела первое поражение в турнире, имя которому «Смертельная Битва». И следующему поколению великих воинов Земного Царства нужно будет защищать судьбу Земли в новом турнире. Тогда мы не поняли. Не захотели поверить. Но это пророчество навсегда изменило Моргану.



 Пятнадцать лет спустя германские монахи издали «Молот Ведьм». Этот трактат в четырех частях рассказывал о ведьмах, их происхождении и способах борьбы с ними. В четвертой же части рассказывалось о других мирах, откуда могли эти ведьмы происходить и откуда они могли брать свою силу. Инквизиция заставила сжечь все издания «Молота Ведьм», в которых была эта самая четвертая часть. Мы снова не хотели верить в это. И вот теперь они здесь».

– Время пришло, Артур. – Глаза Шень Цуня засветились знакомым королю зеленым светом. – Ты, как величайший воин Земного царства должен отправиться на битву с нашим чемпионом, принцем Шоканов Горо.

– Мой король, – прошептал Мерлин Артуру на ухо. – Помните о пророчестве. Мордред явился погубить вас и разрушить ваше королевство.

– В таком случае у меня нет выбора, волшебник. – Артур обнажил Экскалибур. – Все решится здесь, Мордред. Если мне суждено погибнуть и потерять свое королевство, я не вижу смысла отправляться за этим в неизвестность. Сразимся. Здесь и сейчас.

– Считаешь меня глупцом, отец? Пока с тобой эти ножны, ты непобедим.

– Я сниму их. – Король отбросил в сторону ножны. – Мудрецы говорят, что для того, чтобы разрушить пророчество, нужно устранить его основную причину.

Мечи столкнулись раз и другой, пробуя оборону. Король отступил на шаг. Мордред последовал за ним, выставив перед собой щит. Он попытался ударить, но Артур вовремя отскочил, и клинок рассек только воздух. Артур вильнул вправо. Мордред повернулся, отгораживаясь щитом, и шагнул вперед, осторожно ставя ноги на неровную землю. Он атаковал рубящим ударом, но король еще раз отступил, легко вскочив на невысокий, поросший мхом камень. Теперь Артур забирал налево, подальше от щита, к незащищенному боку сына. Мордред попытался подрубить его ноги, но не сумел дотянуться.



 Артур мгновенно оказался возле него, когда открылось слабое место между рукой и нагрудной пластиной. Мерлин услыхал стон Мордреда, когда король обеими руками вогнал Экскалибур, надавив всем своим весом, между рукой и ребрами… Мордред содрогнулся и затих.

– Все кончено. – Артур выдернул меч из тела Мордреда. – Мой сын не сможет помешать моему царствованию, а равно и у вашего Внешнего Мира нет шансов одолеть Землю.

– Я не был бы столь уверен. – Шень Цунь усмехался. – Его величество не так проворен, как хотел бы думать. И не так внимателен.

Шень Цунь кивнул на меч Мордреда. Артур проследил за его взглядом и содрогнулся. Лезвие меча его павшего сына отливало зеленым. Яд. Внезапно Артур почувствовал резкую боль в левом боку. Коснувшись его рукой, он почувствовал влагу. Кровь. Он ранен. Это конец.

– Мне кажется, что Земному Царству придется подыскивать нового великого воина, нового чемпиона. – Шень Цунь громко засмеялся, воздев руки к небесам. Верные рыцари короля взял под руки Артура, а Мерлин в слезах пал на колени. – Яд онийцев действует безотказно и убивает очень мучительно. Приятно делать грязную работу руками жалких людишек.

Вспыхнул зеленый свет и Шень Цунь исчез.

© Николай «Deflector» Харитонов

© Mortal Kombat Universe